Отсутствие права собственности концедента на земельный участок как основание для его непредоставления

Продолжая рассматривать судебную практику по проблемным аспектам государственно-частного партнерства, юристы компании P&P Unity проанализировали судебное дело, в котором отсутствие права собственности концедента на земельный участок послужило основанием для отказа в его передаче концессионеру.

1 июля 2019 года Арбитражным судом Волго-Вятского округа вынесено постановление по делу № А39-2690/2018. В соответствии с обстоятельствами дела между муниципальным образованием Ковылкинский муниципальный район Республики Мордовия (концедент) и ООО «Сервис-Центр» (концессионер) заключено концессионное соглашение в отношении объектов теплоснабжения. Условиями соглашения предусмотрено, что земельные участки предоставляются концессионеру по договорам аренды (субаренды), которые должны быть заключены не позднее чем через 60 рабочих дней со дня подписания концессионного соглашения.

В связи с непредоставлением всех земельных участков, на которых располагаются объекты концессии, концессионер обратился к концеденту с соответствующим заявлением о предоставлении земельных участков. Концедент сообщил о невозможности заключения договора аренды в связи с отсутствием у муниципального образования права собственности на спорный земельный участок и о возможности его предоставления после разграничения земельного участка из собственности Российской Федерации в муниципальную собственность. В ответ на повторный запрос концессионера концедент сообщил, что работы по разграничению собственности еще не завершены.

На основании этого концессионер обратился в арбитражный суд с требованием о признании незаконным бездействия концедента и обязании предоставить земельные участки и заключить договоры аренды.

Отказ в удовлетворении исковых требований суды мотивировали следующим:

1. Земельный участок, на котором расположены объекты концессионного соглашения, находится в федеральной собственности. Действующее законодательство не предусматривает право органа местного самоуправления распоряжаться федеральным имуществом, в том числе путем передачи его в аренду.

2. Поскольку земельный участок не сформирован и не поставлен на кадастровый учет, он не может быть введен в гражданский оборот, что вытекает из положений статьи 607 ГК РФ, пункта 3 статьи 6 ЗК РФ, абзаца 6 пункта 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды».

3. Суд рассмотрел требования концессионера по существу, однако отметил, что им избран ненадлежащий способ защиты права, поскольку исковое требование по своей правовой природе не является требованием об оспаривании действий государственного органа как участника публичных отношений, между сторонами сложились правоотношения, основанные не на властном подчинении, а на договорной основе, то есть на юридическом равенстве сторон, что предполагает предусмотренные гражданским законодательством способы защиты сторонами своих прав и законных интересов.

Таким образом, суды пришли к заключению об отсутствии правовых оснований для понуждения концедента заключить договор аренды и тем самым распорядиться земельным участком, который концеденту не принадлежит.

Данное дело, на наш взгляд, является интересным с той точки зрения, что концессионное законодательство (а в данном деле – и концессионное соглашение[1]) не указывают, что предоставление земельного участка – обязанность концедента. Фактически, принимая описанное выше решение, суд снял с концедента ответственность за непредоставление участка, на котором расположена котельная, являющаяся объектом соглашения и переданная концессионеру. При этом отсутствие земельного участка лишает концессионера возможности исполнять свои обязательства по концессии надлежащим образом и, вероятнее всего, в целом делает невозможным реализацию проекта.

Полагаем, что в концессионном соглашении необходимо предусматривать безусловную обязанность концедента по обеспечению предоставления земельных участков, на которых расположен объект соглашения. Такой подход подразумевает, что концедент должен самостоятельно до истечения срока передачи участков решить все вопросы, препятствующие такой передаче (например, обеспечить разграничение собственности). Невозможность передать земельные участки может быть предусмотрена в качестве особого обстоятельства, освобождающего концессионера от ответственности и позволяющего изменить или прекратить концессионное соглашение.

***

Ознакомиться с делом № А39-2690/2018 можно по ссылке: https://kad.arbitr.ru/Card/966414f9-cad4-476a-b7a0-718f9aa8b3dc.

* Источник изображения - https://pixabay.com/ru/


[1] https://torgi.gov.ru/restricted/notification/notif...


Информация, размещенная на данном веб-сайте, не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению без указания ссылки на платформу ГЧП-советник.