Реконструкция объекта концессионного соглашения – квалификация инвестиционных мероприятий

Одним из актуальных аспектов концессионных проектов является квалификация обязательств концессионера как реконструкции объекта концессионного соглашения и отграничение реконструкции от ремонта. Данный вопрос, в частности, необходимо отдельно исследовать при структурировании так называемых «эксплуатационных» концессий, не предполагающих масштабные работы по реконструкции.

Юристы P&P Unity проанализировали два судебных дела, в которых суды дали оценку мероприятиям по реконструкции, предусмотренным концессионными соглашениями.


1. Концессионное соглашение в отношении полигона по захоронению твердых бытовых отходов (ТБО)

25 июля 2019 года Арбитражным судом Центрального округа было вынесено постановление по делу № А62-8040/2017. Согласно фабуле дела между Администрацией муниципального образования «город Десногорск» Смоленской области в лице Комитета имущественных и земельных отношений (концедент), МУП «Комбинат коммунальных предприятий муниципального образования «город Десногорск» Смоленской области» и ООО «Эко Инвест» (концессионер) 06.05.2015 было заключено концессионное соглашение в отношении полигона по захоронению ТБО.

Впоследствии объект соглашения был передан в собственность Смоленской области и закреплен на праве хозяйственного ведения за ГУП «Экология». Смоленская область в лице Администрации и ГУП «Экология» посчитали, что концессионное соглашение является незаключенным, поскольку не содержит достигнутого сторонами соглашения по существенному условию о реконструкции объекта, и обратились к концессионеру с требованием возвратить имущество. ООО «Эко Инвест» претензию оставило без удовлетворения, что послужило основанием для обращения Администрации Смоленской области и ГУП «Экология» в арбитражный суд.

Удовлетворяя требования истцов, суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из следующего:

1) Работы, подлежащие выполнению в отношении полигона ТБО по обвалованию грунтом, устройству изолирующего слоя выведенных из эксплуатации траншей не могут быть отнесены к работам по реконструкции, модернизации объекта, поскольку такие работы фактически направлены на приведение полигона ТБО в рабочее состояние, пригодное для использования его по назначению.

2) Выполнение концессионером сортировки поступающих отходов на закупленном им оборудовании не может быть отнесено к реконструкции (модернизации) полигона, поскольку относится к условию осуществления концессионером его хозяйственной деятельности.

3) В соответствии с положениями пункта 3 статьи 39 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», Инструкцией по проектированию, эксплуатации и рекультивации полигонов для твердых бытовых отходов, утвержденной Министерством строительства РФ 02.11.1996, и СП 2.1.7.1038-01 включение в концессионное соглашение условий о выполнении части мероприятий по рекультивации требует составления проектно-сметной документации, которая не обозначена ни в конкурсной документации, ни в соглашении, ни в акте приема-передачи объекта и не согласована сторонами в последующем. При этом мероприятия по обвалованию грунтом, устройству изолирующего слоя выведенных из эксплуатации траншей и их рекультивации концессионером не выполнены, инвестиционная программа в целях строительства и реконструкции полигона не разработана, условия соглашения не содержат обязательств общества по привлечению инвестиций.

4) Поскольку концессионная плата за пользование полигоном ТБО концессионером не вносилась, соответственно, стороны не приступили к исполнению договора. При этом закупка необходимого оборудования в целях реконструкции и модернизации полигона не является исполнением концессионного соглашения, так как данные мероприятия направлены на реализацию обязательств концессионера по осуществлению деятельности, предусмотренной соглашением.

5) Предоставление полигона ТБО по договору аренды без проведения торгов и без согласия антимонопольного органа является нарушением части 1 стати 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Переквалификация судом первой инстанции правоотношений сторон из незаключенного концессионного соглашения в договор аренды нарушает законодательство о защите конкуренции, поскольку заключение концессионного соглашения по итогам проведения конкурса не свидетельствует о соблюдении установленного порядка заключения договора аренды муниципального имущества. Иной подход позволял бы в обход установленных законом обязательных процедур заключать договор аренды.

Суды пришли к выводу о несогласованности сторонами при подписании концессионного соглашения его существенного условия о реконструкции (модернизации) объекта соглашения, что свидетельствует о его незаключенности и отсутствии у концессионера правовых оснований для использования полигона ТБО.


2. Концессионное соглашение в отношении причальной набережной речного вокзала

07 февраля 2019 года Арбитражным судом Волго-Вятского округа было вынесено постановление № А17-1285/2018. Согласно обстоятельствам дела Администрацией городского округа Кинешма Ивановской области 21.11.2017 был объявлен открытый конкурс на право заключения концессионного соглашения в отношении гидротехнического сооружения: причальной набережной речного вокзала. По итогам предварительного отбора ООО «Вероника-Рива» признано допущенным к участию в конкурсе, ООО «АНХЕЛЬ» – отказано в допуске к участию в конкурсе. Между администрацией (концедент) и ООО «Вероника-Рива» (концессионер) заключено концессионное соглашение. Посчитав действия администрации незаконными, а концессионное соглашение – ничтожной сделкой, ООО «АНХЕЛЬ» обратилось в арбитражный суд.

Суды апелляционной и кассационной инстанций удовлетворили в части исковые требования о: (1) признании постановления администрации о проведении конкурса недействительным в части утверждения конкурсной документации, (2) признании постановления администрации о заключении концессионного соглашения недействительным полностью, (3) признании недействительным (ничтожным) концессионного соглашения, (4) применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде изъятия причала и возврата его администрации.

Свои решения суды мотивировали следующим:

1) Работы по навешиванию недостающих швартовых устройств с восстановлением элементов крепления, очистка причала, восстановление ограждения, восстановление покрытия, выполнение противопожарных мероприятий и очистка дна прилегающей территории не могут быть отнесены к работам по реконструкции, модернизации причала. Данные работы фактически направлены на приведение причала в рабочее состояние путем проведения ремонта составляющих его элементов.

2) Конкурсная документация не содержит технического задания на обследование причала, содержание работ по обследованию причала в проекте соглашения не определено и поставлено в зависимость от субъективного усмотрения концессионера.

3) Поскольку положения конкурсной документации не соответствуют Федеральному закону от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» («Закон о концессиях»), постановление администрации в части утверждения конкурсной документации, устанавливающей предмет соглашения, является недействительным, что также влечет признание недействительным постановления администрации о заключении концессионного соглашения с единственным заявителем, представившим конкурсное предложение.

4) В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ[1] договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность.

5) Согласно системному толкованию положений пункта 1 статьи 1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса РФ иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки. Поскольку концессионное соглашение затрагивает права истца, осуществляющего предпринимательскую деятельность по приему на стоянку речных судов у причалов и комплексное обслуживание судов, возможность использовать иной способ защиты права, кроме как применение последствий недействительности ничтожной сделки, у истца в данном случае отсутствует.

Таким образом, суды пришли к выводу о том, что, поскольку концессионное соглашение заключено с нарушением Закона о концессиях, нарушает законные права истца, требование о признании недействительным (ничтожным) спорного концессионного соглашения подлежит удовлетворению.

***

Понятие «реконструкция объекта концессионного соглашения» в понимании части 3 статьи 3 Закона о концессиях имеет более широкое содержание, нежели понятие реконструкции, данное в Градостроительном кодексе РФ. Тем не менее, необходимо отграничивать реконструкцию объекта концессионного соглашения от ремонта. Последнее, как правило, предусматривает приведение объекта в рабочее состояние, восстановление его свойств. Реконструкция, в свою очередь, всегда предполагает улучшение свойств объекта, его изменение. Переквалификация обязательств по реконструкции объекта соглашения в ремонт может иметь сильные негативные последствия – влечь незаключенность или недействительность концессионного соглашения.

***

1. Ознакомиться с решениями судов по делу № А62-8040/2017 можно по ссылке: https://kad.arbitr.ru/Card/9aac32e4-753e-4e1f-b1c7-c57e397d71d6.

2. Ознакомиться с решениями судов по делу № А17-1285/2018 можно по ссылке: https://kad.arbitr.ru/Card/e07661f5-56f1-4361-9a57-b026b56c026e.

* Источник изображения - https://pixabay.com/ru/


[1] Пункты 74, 78 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».


Информация, размещенная на данном веб-сайте, не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению без указания ссылки на платформу ГЧП-советник.