Суд отказал концессионеру во взыскании с концедента убытков по сомнительным долгам населения по услугам ЖКХ

Команда P&P Unity подготовила обзор судебного дела, в котором суд отказал во взыскании с концедента убытков в виде долга потребителей за жилищно коммунальные услуги, так как невключение в тариф расходов по сомнительным долгам явилось следствием действий концессионера, возникновение убытков по вине концедента не доказано.

Полагая, что концедентом не были приняты необходимые меры по обеспечению защиты прав концессионера и что концедент является лицом, к которому концессионер может обратиться с требованием о возмещении убытков в связи с невозможностью взыскания задолженности по оплате услуг ЖКХ, концессионер направил ему досудебную претензию. Концедент оставил претензию без удовлетворения, что послужило основанием для обращения концессионера в суд с требованием о взыскании убытков.

Суд первой инстанции удовлетворил требования концессионера, однако суды апелляционной и кассационной инстанций отменили решение суда первой инстанции и отказали в удовлетворении требований в связи с отсутствием причинно-следственной связи между действиями концедента по исполнению условий концессионных соглашений и убытками концессионера, указав следующее:

1. В нарушение положений Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении», Основ ценообразования в сфере теплоснабжения, Правил регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, утв. постановлением Правительства РФ от 22.10.2012 № 1075, концессионер в подтверждение суммы расходов по сомнительным долгам в составе заявления о корректировке тарифов не предоставил документального подтверждения заявленной величины дебиторской задолженности, в том числе информации о проведении инвентаризации дебиторской задолженности населения, в том числе безнадежной к взысканию.

Таким образом, поскольку невключение расходов по сомнительным долгам в тариф явилось следствием действий самого концессионера, отсутствует факт возникновения убытков у концессионера в результате неправомерных действий (бездействия) концедента, соответственно, отсутствуют основания для применения ответственности в порядке статей 16, 1069 Гражданского кодекса РФ.

2. Договор на оказание услуг по теплоснабжению заключается между концессионером и абонентами-потребителями услуг ЖКХ, концедент не является стороной, гарантирующей исполнение обязательств со стороны потребителей.

3. Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с выводами суда первой инстанции о том, что тарифным органом при расчете тарифов концессионера рост необходимой валовой выручки («НВВ») установлен в меньшем размере, чем это предусмотрено условиями концессионных соглашений.

В соответствии с пунктом 10 части 1 статьи 46 Федерального закона от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» («Закон о концессиях») по концессионному соглашению, объектом которого являются объекты теплоснабжения, централизованные системы горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, отдельные объекты таких систем, в конкурсную документацию включается предельный (максимальный) рост НВВ концессионера от осуществления регулируемых видов деятельности.

Таким образом, рост НВВ концессионера должен не превышать значение предельного (максимального) роста НВВ, установленного конкурсной документацией, а не быть ему равным.

Кроме того, снижение НВВ вызвано ее корректировкой, осуществляемой с целью учета отклонения фактических значений параметров расчета тарифов от плановых значений. На расчет НВВ также оказал влияние факт отсутствия у концессионера инвестиционной программы в сфере теплоснабжения, которая обязательна при осуществлении деятельности по регулируемым ценам (тарифам). Также при установлении тарифа концессионеру тарифным органом учтена расчетная предпринимательская прибыль, которая компенсирует концессионеру риски, связанные с осуществлением регулируемой деятельности по теплоснабжению и может направляться им на любые расходы по его усмотрению.

4. Суд также не поддержал довод концессионера о том, что концедентом не исполнена обязанность по обеспечению гарантий прав концессионера, предусмотренных статьей 20 Закона о концессиях, поскольку данная норма предусматривает ряд гарантий для концессионера на тот случай, если принятые законы увеличивают совокупную налоговую нагрузку на концессионера или ухудшают его положение таким образом, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении концессионного соглашения. В связи с этим указанная норма не может быть применима к данным правоотношениям.

***

Ознакомиться с делом № А76-3220/2018 можно по ссылке: https://kad.arbitr.ru/Card/8c463e0e-2dac-4a37-bf8f... .

***

Одна из описанных в данном деле концессий стала предметом рассмотрения в рамках другого судебного разбирательства (№ А76-36452/2017). В нем суды оценивали возможность взыскания неосновательного обогащения с концедента в связи с заключением концессионером (ООО «УралСервис») договоров аренды с третьим лицом - собственником недвижимого имущества, необходимого для исполнения этого концессионного соглашения.

С обзором судебного дела № А76-36452/2017 можно ознакомиться по ссылке: https://pppadvisor.ru/blog/sud-otsyenil-vozmozhnos... .



Информация, размещенная на данном веб-сайте, не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению без указания ссылки на платформу ГЧП-советник.

Запросите доступ или получите партнерский статус, чтобы прочитать статью.