Суд отказал в утверждении мирового соглашения в связи с ничтожностью передачи прав и обязанностей концессионера третьему лицу

Юристы P&P Unity проанализировали судебное дело, в котором арбитражный суд отказал в утверждении мирового соглашения, согласно условиям которого надлежащим ответчиком по делу и лицом, обязанным осуществить реконструкцию, является третье лицо в связи с передачей ему прав и обязанностей концессионера. Причиной отказа стал вывод суда о ничтожности такой передачи, так как она совершена в нарушение законодательного запрета.

15 июня 2020 года Третьим арбитражным апелляционным судом в рамках дела № А33 22970/2019 вынесено постановление по апелляционной жалобе на определение Арбитражного суда Красноярского края об отказе в утверждении мирового соглашения.

Согласно фабуле дела, между Управлением муниципальной собственностью Богучанского района Красноярского края (концедент) и ООО УК «Богучанжилкомхоз» (концессионер) заключено концессионное соглашение в отношении объекта производства и передачи тепловой энергии и горячей воды. Затем в соответствии с соглашением об уступке прав и обязанностей по концессионному соглашению права и обязанности концессионера перешли от ООО УК «Богучанжилкомхоз» к АО «КрасЭКо» («Соглашение об уступке»). Посчитав, что со стороны концессионера были допущены существенные нарушения условий концессионного соглашения, концедент обратился в арбитражный суд с иском к ООО УК «Богучанжилкомхоз» и АО «КрасЭКо» о расторжении концессионного соглашения и обязании вернуть имущество, переданное по концессии.

В процессе рассмотрения дела поступило ходатайство об утверждении мирового соглашения, согласно условиям которого в связи с заключением Соглашения об уступке, в соответствии с которым на основании статьи 393.3 Гражданского кодекса Российской Федерации («ГК РФ») правомерно произошла передача прав и обязанностей по концессионному соглашению, надлежащим ответчиком по делу является АО «КрасЭКо», в силу чего АО «КрасЭКо» обязуется выполнить реконструкцию объекта в объемах и в сроки, указанные в концессионном соглашении.

В утверждении мирового соглашения арбитражным судом отказано. Не согласившись с позицией суда первой инстанции, ООО «КрасЭКо» обратилось с жалобой в апелляционный суд.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции, указав следующее:

1) Согласно пункту 7 статьи 448 ГК РФ, если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.

При этом положениями части 1 статьи 13 Федерального закона от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» («Закон о концессиях») установлено, что концессионное соглашение заключается путем проведения конкурса, за исключением случаев, предусмотренных статьей 37 Закона о концессиях.

Таким образом, суд пришел к выводу, что концессионное соглашение, объектом которого являются объекты теплоснабжения, может быть заключено только по результатам проведения конкурсных процедур.

2) В результате заключения Соглашения об уступке ООО «КрасЭКо» приобрел статус концессионера в концессионном соглашении, предыдущий концессионер полностью выбыл из правоотношений с момента подписания акта приема-передачи прав и обязанностей концессионера, документов и соответствующих объектов концессии. Вместе с тем положениями Закона о концессиях, подлежащего применению к рассматриваемым правоотношениям, не предусмотрена возможность уступки концессионером в пользу третьих лиц прав и обязанностей концессионера (передача договора) по концессионным соглашениям.

Часть 2 статьи 5 Закона о концессиях предусматривает, что перемена лиц по концессионному соглашению, объектом которого являются объекты теплоснабжения, централизованные системы горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, отдельные объекты таких систем, путем уступки требования или перевода долга осуществляется без проведения торгов с согласия концедента и с учетом ограничений, установленных пунктами 1 и 2 части 7 статьи 42 данного закона.

В свою очередь пункт 1 части 7 статьи 42 закона императивно устанавливает, что если объектом концессионного соглашения являются, в частности, объекты теплоснабжения, то не допускается передача концессионером прав владения и (или) пользования объектами, передаваемыми концессионеру по концессионному соглашению, в том числе передача таких объектов в субаренду.

Таким образом, концессионер не имеет права передавать свои права и обязанности по концессионному соглашению в пользу третьего лица даже при наличии согласия концедента, поскольку тем самым в нарушение закона происходит распоряжение правами владения и (или) пользования в отношении объекта концессионного соглашения.

3) Уступка требования или перевод долга с согласия концедента допускаются лишь в отношении денежных обязательств по соглашению (например возмещение убытков, уплата штрафа), но не прав и обязанностей концессионера в отношении объекта концессии. Упомянутая в положениях Закона о концессиях возможность и ограничения в отношении уступки требований, перевода долга не связаны с передачей договора (передачей стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу) в соответствии с статьей 392.3 ГК РФ.

Таким образом, передача прав и обязанностей путем заключения Соглашения об уступке противоречит пункту 7 статьи 448 ГК РФ, обязательства по концессионному соглашению должны быть исполнены победителем торгов (ООО УК «Богучанжилкомхоз») лично. Иного законом не установлено, следовательно, уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (пункт 2 статьи 168, пункт 1 статьи 388 ГК РФ) и не может быть утверждена в мировом соглашении арбитражным судом.

С делом № А33 22970/2019 можно ознакомиться по ссылке: https://kad.arbitr.ru/Card/086353f7-dd9d-4f18-ae06-ab740f9e9b7b.

Подобные выводы содержатся в решениях судов по делам № А33-22983/2019, А33-22984/2019, А33-22965/2019.

***


Информация, размещенная на данном веб-сайте, не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению без указания ссылки на платформу ГЧП-советник.