Возмещение расходов на создание объекта в случае отказа от исполнения концессии в рамках процедуры банкротства

Юристы P&P Unity проанализировали судебное дело, где суд отказал во взыскании неосновательного обогащения в размере расходов концессионера на создание имущества в связи с отказом концессионера от исполнения соглашения по причине его несостоятельности (банкротства), применив к последствиям такого отказа общие положения Гражданского кодекса РФ о расторжении договоров.

Арбитражным судом Центрального округа вынесено постановление по делу № А64-9923/2018 от 15.12.2020. Согласно фабуле дела, между ООО «УК Строитель-Ресурс» (концессионер) и муниципальным образованием «Цинский сельсовет Тамбовского района Тамбовской области» (концедент) 19.03.2012 заключено концессионное соглашение в отношении очистных сооружений. Впоследствии концессионер признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства (дело № А64-4320/2016). Конкурсный управляющий заявил отказ от исполнения концессионного соглашения, являющегося причиной несостоятельности (банкротства) должника.

Кроме того, в рамках дела № А64-1651/2017 концессионером было заявлено требование о взыскании убытков по концессионному соглашению в размере средств, потраченных на строительство объекта концессии, в удовлетворении которых было отказано, так как факт причинения концессионеру убытков в результате недобросовестных действий и нарушения прав концессионера со стороны концедента не был доказан. При этом требование концессионера о понуждении концедента принять имущество в связи с отказом от исполнения концессионного соглашения в рамках процедуры банкротства было удовлетворено.

После возврата имущества концеденту концессионер направил ему требование о возврате денежных средств в связи с досрочным расторжением концессионного соглашения. Так как денежные средства возвращены не были, общество в лице конкурсного управляющего обратилось в суд с требованием о взыскании неосновательного обогащения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из следующего:

1) Истец заявил отказ от исполнения концессионного соглашения на основании статей 102, 129 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» («Закон о банкротстве»), то есть не по основаниям существенного нарушения условий концессионного соглашения концедентом, наличие которых не было установлено судом (при этом во внимание приняты обстоятельства, установленные в рамках дела № А64-1651/2017).

2) Порядок и последствия отказа от исполнения сделок, предусмотренного Законом о банкротстве, не аналогичны порядку и последствиям ее расторжения, предусмотренным концессионным законодательством. В данном случае подлежат применению общие нормы Гражданского кодекса РФ о расторжении договоров и постановление Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договоров».

С учетом указанного регулирования, если при рассмотрении спора, связанного с расторжением договора, по которому одна из сторон передала в собственность другой стороне какое-либо имущество, судом установлено нарушение эквивалентности встречных предоставлений вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей одной из сторон, сторона, передавшая имущество, вправе требовать возврата переданного другой стороне в той мере, в какой это нарушает согласованную сторонами эквивалентность встречных предоставлений.

Соответственно, в обязанности истца входило не только доказывание выполнения обязательства по осуществлению строительства очистного сооружения и передачи объекта соглашения концеденту после расторжения соглашения, но и доказывание нарушения со стороны администрации согласованной сторонами эквивалентности встречных предоставлений в конкретном размере с учётом того, что деятельность истца по эксплуатации сооружения носила коммерческий характер, подлежала тарифному регулированию.

3) Кроме того, концессионер имел возможность оказывать потребителям услуги водоотведения, погашая расходы через регулируемые тарифы и надбавки к тарифам. Однако, отказавшись вести регулируемую деятельность, истец несет соответствующий предпринимательский риск неполучения дохода.

Таким образом, суд отказался от применения специальных норм права, установленных Федеральным законом от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» и предусматривающих возможность возмещения расходов концессионера при досрочном расторжении соглашения. Исходя из выводов суда, для получения возмещения в случае банкротства концессионера он должен доказать не только факт того, что такие расходы понесены и не возмещены в течение срока действия соглашения (что предполагается концессионным законодательством), но и то, что публичная стороны нарушила эквивалентность встречных представлений (то есть помешала концессионеру возместить расходы так, как это было запланировано условиями проекта).

***

Ознакомиться с делом № А64-9923/2018 можно по ссылке: https://kad.arbitr.ru/Card/4828b1f4-d874-438b-8d74-caded402c5c3.

* Источник изображения - https://pixabay.com/ru/


Информация, размещенная на данном веб-сайте, не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению без указания ссылки на платформу ГЧП-советник.